Гагаузлар - история гагаузов

Вторым ударом по гагаузам и болгарам было решение передать часть их исторической родины ̶ северную Добруджу ̶ княжествам Валахии и Молдовы в качестве платы за проход русской армии в 1877-1878 гг. по их территории и компенсации за возврат России южной части Буджак-Бессарабии, хотя в этом не было никакой необходимости. После разгрома Османской империи в войне 1877-1878 г. Россия вернула себе все, утраченные в ходе Крымской войны позиции на Чёрном Море и законное право иметь доступ к судоходной реке Дунай.
Добруджа никогда не была частью Валахии, однако политики Российской Империи по-своему видели карту Балкан и резали её по живому, возвращая своё, они отдали чужое.

Сначала в Бухаресте настороженно восприняли это предложение, указав, что Добруджа географически, экономически и исторически вся населена, прежде всего, болгарами и гагаузами, русскими, греками, армянами, евреями, цыганами… и она превратится в арену конфликтов между двумя балканскими государствами. Несмотря ни на что территория, исторически населенная гагаузами и болгарами, перешла к запрутским кнезатам и была закреплена решением Берлинского трактата 1878 г. Новая власть валахов и молдаван воспроизвела в северной части Добруджи, как до этого в южной Буджак-Бессарабии, политику активной колонизации с последующей депортацией её коренных жителей в пределы Болгарии. В результате, через 50 лет гагаузский и болгарский народы, которые проживали веками в этой части Добруджи, там просто исчезли. О том, что там жили гагаузы говорят только старые названия сёл и городов: Агигея (Агаеви), Адамклиси, Аджигиол (Аджи-Гёль), Арса, Галац, Делень, Добромир, Исакча, Смердан, Сарыкёй, Сулина, Тэтарул (Азаплар), Бейдауд, Шипотеле (Гёль-Пынар), Галац, Печеняга, Карагели, Касимча, Канстанца (Кёстенджа), Кости, Кошлугея, Негру воде (Кара Ёмер), Мангалия, Мачин, Меджидия, Мурфатлар, Панчу, Ойтуз, Пэдурени (Настрадин), Текиргёль, Топраисар, Тортоман, Тузла, Тульча, Тякюч, Чамурлия, Черноводе, Червления (Чёк-Ара), Хагиени (Кагаени), Шендрени, Вама-Веке (Яланлык) ...

Сейчас молдо-румынская историография подаёт это в своей традиционной манере. Россия, оказывается, взамен южных районов Бессарабии передала Румынии Северную Добруджу с Констанцией, которая принадлежала Османской империи. Тут можно, только аплодировать бывшим запрутским вассалам и их истинно османским традициям использования лжи в своих интересах!
В 1881 г. произошло объединение Валахии и Молдовы, получившее название королевство Румыния. После своего объединения Румыния ещё на долгие годы оставалась нищей окраиной отсталого королевства. Не удивительно, что румынская Молдова стала одним из основных «поставщиков» иммигрантов в Бессарабию и поток переселенцев из-за Прута не прекращался вплоть до начала Первой мировой войны. По переписи 1897 г. в Бессарабской губернии проживало 1993436 жителей: молдаван – 47,%, украинцев - 19,6%, евреев – 11,8%, болгар и гагаузов – 8,2% (гагаузов тогда часто записывали, как болгар), русских – 8%, немцев – 3,1%. Переселенцы стали составной частью нового этнополитического образования Бессарабии. Сто шесть лет в составе Российской Империи в истории гагаузов и болгар были разными, но в целом это были годы процветания и благополучия.

За это время в Бессарабии были отстроены города с качественными брусчатыми мостовыми, архитектура которых поражает своей красотой. Опоясанные сетью железных дорог, вокруг которых процветали богатые, зажиточные сёла, о тучных урожаях которых в те времена говорили тысячи ветряных мельниц.

Деревянная мельница с. Бешалма в Гагаузии стоит полтора века и до сих пор находится в рабочем состоянии

 Прецедент с колонизацией Северной Добруджи вызвал у Румынии рецидив к захвату сопредельных территорий. По Бухарестскому договору 1913 г. Румыния аннексировала территорию Болгарии - южную Добруджу, площадью свыше 80 тыс.км2 до линии, начинающейся на Дунае в 9 км западнее Тутракана и заканчивающейся на Чёрном море в 10 км южнее Балчика.
Сербия и Греция поделили между собой территорию Болгарской Македонии, северная (большая) часть которой до Охридского озера, отошла к Сербии, а южная, с портами Салоники и Кавалла - к Греции. За Болгарией осталась лишь незначительная часть Македонии с г. Струмица. Аннексия Румынией южной Добруджи стала третьим ударом в истории гагаузов и болгар, которая на 27 лет стала объектом колонизации и румынизации с изъятием 1/3 земель в пользу колонистов, с изменением названий и насаждением румынского языка. Болгарские и греческие православные священники были заменены румынскими. Были закрыты библиотеки и не издавались печатные издания, все школы были переведены на румынский язык.

Аннексия Южной Добруджи Румынией 1913 год

Это при том, что преобладающим населением Добруджи были болгары 45,7% и гагаузы 40,5%, тогда как этнических румын там было всего 2%, меньше чем цыган 4,3%! В городе Варна по статистике в 1910 г. гагаузов было 9329 человек, а к 1920 г. их там уже оставалось 3669 человек. Бывшие вассалы осман Валахия и Молдова переняли у своих хозяев методы жестокого подавления и колонизации народов. В с. Болгарево (Урум Еникёй) гагаузы помнят, как в 1913 г. румыны окружили село и объявили им, что они здесь не останутся. Румыны пришли их убивать, но их старший офицер, который имел христианскую душу, сказал, что нужно оставить этих людей, если они будут убиты, то это не будет иметь прощения. По возвращению румынского офицера в расположение части с него сорвали погоны и разжаловали, но повторной попытки осуществления геноцида гагаузов уже не предприняли.
Бухаресту удалось контролировать эти земле в течение всего периода до 1940 г. посредством наложенного чрезвычайного положения и жестокой цензуры о происходящих там событиях.
В годы Первой мировой войны жители Буджакской степи понесли большие потери. На войну 1914-1918 гг. были призваны около 12 500 гагаузов и 19 000 болгар. Тысячи из них погибли и пропали без вести, иные были в плену, а сотни воинов вернулись домой инвалидами. Война коснулась каждого дома и каждой семьи на юге Буджак-Бессарабии.
В декабре 1916 г. немцы вошли в Бухарест. Румынская армия развалилась, разгром и оккупация большей части страны были страшным потрясением для румын. Трансильвания на тот момент была частью Австро-Венгри. Остатки румынской армии откатились на северо-восток в Бессарабию. Туда же устремились тысячи гражданских беженцев. Бегство началось в осеннюю распутицу, затем ударили зимние морозы. К началу 1917 г. возникла угроза, что, преследуя бегущих румын, враждебные войска вторгнутся в южные области России. На румынский фронт было переброшено огромное количество войск, остановивших наступление неприятеля. Черной неблагодарностью Румыния ответила России. Воспользовавшись революционной смутой в Российской Империи 7 декабря 1917 г., под предлогом закупки продовольствия, румынская армия вторглась в Бессарабию и заняла Кишинёв, а через четыре месяца Румыния аннексировала Бессарабию. Это был четвёртый удар для Буджакских гагаузов и болгар, которых постигла участь братьев Северной и Южной Добруджи.
Не смотря на то, что Румыния, участвуя в Первой Мировой войне на стороне Антанты, терпела только поражения, под властью румын оказались Трансильвания, Банат, Бессарабия, Южная Добруджа и Буковина. Идея колонизации сопредельных территорий и румынизации живущих там народов на основе государственного молдо-румынского «патриотизма» и его тиражирования получили активное распространение после 1918 года, когда её разработали в своих трудах праворадикальные авторы П. Шейкару, Н. Ионеску, Рэдулеску-Мотру. Создание этнически однородного общества на основе румынизации должно было воплотить идею Великой Румынии. Объектами жесткой румынизации в межвоенный период стали Бессарабия, Буковина и Добруджа. Только за первые семь лет румынской власти в Бессарабии были убиты 32 тыс. мирных граждан, от голода и болезней умерло около 200 тыс. За время оккупации пыткам были подвергнуты 207 тыс. жителей Буджак-Бессарабии, или каждый десятый ее житель, более 22 тыс. скончались от пыток. Недоступность медицинской помощи, голод и недоедание приводили к сыпному тифу, туберкулезу и дизентерии. Уровень смертности в Бессарабии вырос в 3-4 раза. Задолженность крестьян зачастую превышала стоимость принадлежавшей им земли. Окончательно разоряли крестьян налоги: в 1937 г. насчитывалось 52 вида налогов и 150 «такс». Платить было нечем, фискальные органы с помощью жандармов насильственно взыскивали налоги, изымая имущество, а когда уже нечего было брать, снимали двери. Одна из европейских газет писала в 1932 г., что «агенты фиска ведут себя как опричники, врываются в дома крестьян, забирают последний скарб, не оставляют даже протоколов с описью изъятого имущества». К 1940 г. 2/3 крестьянских хозяйств Бессарабии разорились.
Во всей Бессарабии было всего 45 (!) врачей. Один врач приходился на 75 тыс. жителей, или на 45 сел. И не случайно в румынский период в Бессарабии был самый высокий уровень смертности в Европе.
Румынизация, провозглашенная главной целью власти, сопровождалась, по словам французского писателя Анри Барбюса, «грубым искоренением всех традиций и самого характера края». Были запрещены издания на любых языках, кроме румынского. В конце 1930-х гг. всюду в общественных местах были вывешены таблички с распоряжениями: «Vorbiţi numai romaneşte!» - Говорите только по-румынски!, нарушение которых жестоко каралось властями. Среднее, и особенно высшее образование, было недоступно для подавляющего большинства населения края. Согласно официальной статистике, количество неграмотных в Бессарабии превышало 70% населения.
Румынские власти приступили к чистке среди бессарабского духовенства. Из церквей и библиотек изымались книги на русском и церковнославянском языках и уничтожались, священникам было запрещено проповедовать по-русски, даже в тех районах, где молдаване составляли абсолютное меньшинство населения. В Измаильском уезде, где более 70% населения составляли русские, украинцы, болгары и гагаузы командующий румынскими войсками генерал Штирбеску запретил священникам служить в храмах в отсутствие жандармов.
Целенаправленные попытки Румынской церкви ввести в бессарабских приходах новый стиль в богослужении выливались в массовые крестьянские восстания. Летом 1935 г. такие восстания охватили Бельцкий уезд, куда были брошены румынские войска и жандармерия. 19 августа, во время празднования Преображения Господня по старому стилю, в селе Старый Албинец при столкновении населения с полицией были убиты 5 крестьян, а 120 – арестованы. Гонения усилились после прихода к власти короля Кароля II. Синод Румынской Церкви запретил священникам даже исповедовать прихожан на любом другом языке, кроме румынского, что стало для значительной части населения равносильным отлучению от церкви. Это была некая модификация османского ига, вошедшего в историю Буджак-Бессарабии и Добруджи под названием - боярская Румыния.
В Трансильвании и Банат ассимиляция венгров и немцев проходила в более мягкой форме, так как Румынии пришлось в этом вопросе считаться с Венгрией и Германией. В течение 22 лет в международном сообществе обсуждался «Бессарабский вопрос». Это было связанно с тем, что боярская Румыния так и не смогла добиться международного признания Бессарабии как румынской территории, так как Бессарабия никогда не входила в состав Румынии.
26 июня 1940 г. было обращение СССР к румынскому правительству с нотой, в которой предлагалось возвратить Бессарабию и северную часть Буковины. 28 июня 1940 г. Румыния, опасаясь, что СССР может потребовать вернуть и другую занятую территорию - Северную Добруджу, безоговорочно передала Бессарабию и Буковину. Всем жителям Бессарабии было предоставлено право самостоятельно решить, остаться, либо уйти в Румынию, присоединившись к обозам румынской армии, администрации, чиновников и священников, беспрепятственно покидавших Бессарабию.
Правительство Болгарии при поддержке Германии и СССР поставило вопрос о возвращении Южной Добруджи. Румыния вернула и Южную Добруджу Болгарии. По условиям Крайовского четырёхстороннего договора 7 сентября 1940 г. было принято решение по обмену населением. Обмен производился равным числом румынских колонистов из Южной Добруджи на гагаузов и болгар из Северной Добруджи. Это следовало осуществить в течение 3 месяцев. Болгарским переселенцам из Северной Добруджи великодушно разрешили взять с собой то, что они могут увезти, но не ценности и золото. Осенью 1940 г. караваны телег пошли по дорогам Южной Добруджи. На них было много женщин с детьми.

Большая часть гагаузов и болгар не имела ни дома, ни домашней утвари. Но, после нескольких лет страданий, трудолюбивым жителям Северной Добруджи удалось встать на ноги. Кроме всего, болгарское государство было обязано выплатить 1 миллиард румынских лей за румынскую собственность в Южной Добрудже! Но несправедливые с финансовой точки зрения условия не беспокоили болгар. 21 сентября 1940 г. население всей Южной Добруджи торжественно встретило болгарскую армию. 

По решению 2-го Венского арбитража при посредничестве Германии и Италии Южная Трансильвания была оставлена Румынии взамен Северной Трансильвании, которая была возвращена Венгрии. Гитлер обещал Румынии территориальные приращения на востоке (Бессарабия и Одесская область). Черная тень опять повисла над Бессарабией. После начала Великой Отечественной войны и её повторной оккупации 17 июля 1941 г. румынский диктатор Ион Антонеску, находясь в Бельцах, отдал распоряжение «очистить» Бессарабию и первым этапом «чистки» стали евреи. В августе того же года на территории Бессарабии было создано 49 лагерей и гетто в городах Кишинев, Бельцы, Сороки, Дубоссары. После образования румынами губернаторства Транснистрия и создания там концентрационных лагерей и гетто румынское правительство приняло решение депортировать всех бессарабских евреев за Днестр. С 26 июля 1941 г. по 26 августа 1944 г. на территории Бессарабии были уничтожены, умерли от голода, холода и болезней более 300 тыс. евреев и 50 тыс. цыган. Архивные документы (ЦГА МССР, ф.112, оп.2, д.47, л.7) свидетельствуют, что вторым этапом плана Антонеску по «чистке» Бессарабии от неугодных и депортации в Транснистрию должны были стать гагаузы и болгары, а их место должны были занять колонисты-румыны. Но поражение фашистской армии под Сталинградом помешало осуществлению этого чудовищного плана.
Надо отметить, что фальсификация истории Буджак-Бессарабии заложенная в 1918 г., активно продолжалась и в советский период, когда из политических соображений Буджак-Бессарабию переименовали в «Молдавию», которая никогда до этого не имела такого названия. Это шло в разрез с исторической действительностью и в дальнейшем явилось одним из факторов утверждения особого статуса для молдаван на этой территории, доминирования их языка, и как следствие, продвижения в Буджак-Бессарабии молдо-румынизма.
Инициатором же создания автономии под названием «молдавская» был небезызвестный бывший бессарабский криминальный налётчик польского происхождения Григорий Котовский, который был принят советами и стал красным командармом. Котовского тогда поддержали А.Бэдулеску, П. Ткаченко, С. Тинкельман, Т. Чоран, В. Попович и др. Их петиция была рассмотрена советскими властями 7 марта 1924 г. из части территории Балтского и Одесского округов Одесской губернии и Тульчинского округа Подольской губернии в составе Украинской ССР предлагалось образовать Молдавскую Автономную Область. В советском руководстве были и противники создания «молдавской» автономии, в частности, нарком иностранных дел Г. В. Чичерин. В своём письме Молотову он писал: «создание молдавской автономии в настоящее время преждевременно, так как приведёт к экспансионизму со стороны румынского шовинизма. Преобладание молдавского населения (в левобережных районах Днестра) приведёт к упрочению позиции Румынии в бессарабском вопросе». Послевоенное вхождение Румынии в лагерь социалистических стран вызвало у советов историческую амнезию и снивелировало историю ужасов 25 летней колонизации и румынизации края. Советская партноменклатура смотрела сквозь пальцы на продвижение в республике исторических символов соседнего государства. Так, памятник Штефану III с неправославным масонским крестом ордена тамплиеров ̶ символ пребывания румын в Бессарабии, установленный в 1927 г. и дважды вывозимый в Румынию (в 1940 г. в г.Васлуй и 1944 г. в г.Крайову). В 1945 г. памятник был привезён обратно в Кишинёв и установлен на прежнем месте у входа в Александровский парк (парк А.С. Пушкина), где стоял уничтоженный румынами в 1918 г. памятник русскому Царю-Освободителю Александру II.

Начало советского периода в истории гагаузов и болгар отмечено голодом 1947 г. и депортацией в 1949 г. в Сибирь и Казахстан. Эти чёрные страницы истории оставили глубокий след в памяти народа.
Пятым ударом в истории гагаузов и болгар Буджак-Бессарабии было решение советского руководства в 1954 г. передать южные бессарабские уезды ̶ Измаильский и Аккерманский, где проживало около 150 тыс. болгар и более 40 тыс. гагаузов, Украине. Тогда последствия этого решения понимали многие. Так,известный историк И. И. Мещерюк в 1957 г. в своём письме Первому секретарю ЦК КПСС Н. Хрущеву и Председателю Совета Министров СССР Булганину Н. А. поднял вопрос об образовании из двух частей Буджака, украинской и молдавской, гагаузско-болгарской автономии. Для решения этого вопроса руководство страны обратилось к товарищам в ЦК Молдавии. Руководство Молдавии, сославшись на необходимость долгой подготовки этого процесса, заволокитило его и приложило все усилия, чтобы внести раздор между гагаузами и болгарами.Так, тема гагаузско-болгарской автономии ушла с повестки дня. В 90-е годы, после парадов независимости, когда между республиками были установлены границы, это стало трагедией для болгарского и гагаузского народов, которые оказались разделенным на земле, где веками жили вместе.
Доктор П.Г. Волков, кандидат социологических наук из украинской части Буджак-Бессарабии провёл опрос гагаузов старше 80 лет на тему: «Когда вам было лучше, при румынах или при русских?». Ответ аксакалов был таким: «Когда те ушли, а эти еще не пришли» И другого ответа не было!
Советский период в истории Буджак-Бессарабии оказался наиболее богатым на всякого рода несоответствия и фальсификации. В этом, безусловно, принимали активное участие, как заинтересованные молдовенисты, так и затаившиеся до поры румынисты-унионисты, которые активно помогали советам укреплять национальную республику, созданную из пришедших из Молдовы, Валахии и Трансильвании переселенцев. Советская система, создавая национальную республику из запрутских переселенцев на территории Буджак-Бессарабии, пыталась сформировать «советских молдован», для которых евреи Исидор (Изя) Моисеевич Бурдин придумывал народную музыку и фольклор, а Леонид Зальцман руководитель ансамбля «Жок» - народные танцы. Именно в советский период и был закреплён букет исторических мифов и легенд о даровании запрутскими правителями своим слугам, монастырям и прочим земель Буджак-Бессарабии. Хотя с точки зрения реальной истории это звучит абсурдно.
Одним из объектов исторической фальсификации является, находящийся в 36 км от Кишинёва Свято-успенский Киприяновский монастырь, который по одной из версий якобы был основан запрутским правителем «Александру чел Бун» в 1429 г., когда он «подарил госпоже Марене монастырь Вышнэвэц». Далее госпожа Кяжна дарит «поляну Каприяна на Ботне» Нямецкому монастырю и прочее… Но при этом название местности «Каприяна», по существующей версии, якобы дал Штефан III, который сорок лет спустя охотился в этих местах на косулю (рум. «капра») от чего якобы и пошло название «Каприяна». В каком году основана обитель и кем доподлинно известно, но опять же, по преданию, незаконнорождённый сын Штефана Петр Рареш в XVI в. заложил в Каприянах первую каменную церковь. Из этого набора противоречивых «фактов» молдовенисты и румынисты сделали по истине «революционное» заключение, что во главе Киприяновского монастыря стояли известные личности: Александр чел Бун, Штефан чел Маре, Петру Рареш, Александру Лэпушняну и Василе Лупу! Подобная история мифов не обошла стороной и женский монастырь Буджак-Бессарабии преподобной святой мученицы Параскевы Сербской (называемой Хынку). Что касается Свято-успенского Киприянского монастыря, то известно, что колокольня с девятью колоколами была построена в 1812 г. Успенская церковь монастыря построена в 1820 г., в 1840 г. появилась зимняя Георгиевская церковь, некоторые постройки появились в 1862 г., а в 1903 г. построен Николаевский собор. Архитектура монастыря, надписи на колоколах и сохранившиеся на старославянском таблички говорят о том, что это был русский православный монастырь, как и все монастыри и церкви Бессарабии, основанные в середине XVIII - начале XIX века.

Настоящее название Киприяновского монастыря идёт от священномученика Киприяна, а не от косули – капры.
В нескольких километрах от Киприяновского монастыря есть дуб, где опять же, по созданной молдовенистами легенде, перед битвой с турецким войском якобы стоял шатёр Штефана III. Это при том, что в этой местности никогда не было битвы Штефана III с турками! Похоже, что все старые дубы Бессарабии обречены на судьбу дубов Штефана III. Так, очень старое дерево – дуб в селе Кобыльня ̶ памятник природы, возраст которого составляет приблизительно 700 лет, также назван дубом Штефана III. Согласно упорно продвигаемой легенде, именно под этим дубом после одной из битв отдыхал запрутский правитель. Легенды было вполне достаточно, чтобы там был установлен «исторический памятник» - бронзовый бюст Штефану III.
В поздних нелетописных молдо-румынских источниках Штефану III приписывается также строительство крепостей Буджак-Бессарабии: Килийская, Старый Орхей, Белгород-Аккерман, Бендеры, Сороки, Хотин. Кто действительно построил эти крепости известно, но поражает топорная ложь о том, как Штефан III за сорок дней построил Сорокскую крепость, отчего якобы и пошло названия Сороки. Примерно такая же история с крепостью «Четатя Албэ» Белгорода-Аккерман, и это при том, что от Днестровского лимана до р. Прут не было ни одного молдавского поселения, не говоря уже о сёлах или городах. Крепости в Буджак-Бессарабии построили генуэзцы, которые XII в. получили от Византии неограниченные права на торговлю на Чёрном море. Они распространили свои колонии по Дунаю и Днестру и построили на торговых путях свои укреплённые форпосты. Очень много говорится о том, что правитель запрутской Молдовы Штефан III любил строить церкви и монастыри, которых, как утверждается, за рекой Прут несколько десятков. Но в Буджак-Бессарабии нет ни одной церкви, построенной им, или в его период. Но это никак не повлияло на тиражирование исторических мифов и карт «Великой Молдовы», что вполне объяснимо, так как это шло в русле плана создания советами в Бессарабии Молдавской Советской Республики. И сейчас продолжается упорное продвижение оторванного от реальности понятия «Цара Молдовей» - государства Молдова, а по факту ̶ провинции Османской Империи, где власть запрутских правителей, как правило купивших от османского султана фирман на правление с обязанностью платить дань, была строго ограничена и никак не распространялась дальше отведенной им территории Прута. Молдо-румынские историки изощряются, описывая как до прихода осман назывались округа «Цара Молдовей» в Буджак-Бессарабии, забывая, что такого понятия, как «Молдова» тогда не существовало. Запрутские княжества, в тот период записанные в актах на государственном церковно-славянском языке, назывались Валахия или Угровалахия. Разделение Валахии на два кнезата было в 1352 году. Когда пришли османы они называли её «Карабогдания».
Вся история молдовенизма и румынизма основана на мифах и легендах, и что самое печальное, для молдовенистов и румынистов кнезат, коим управлял Штефан III, назывался не «Цара Молдовей» или «Цара Молдовеняскэ», а согласно его печати – «Земля Молдавская» (на церковно-славянском языке). Штефана III называли «воевода господар».

Печать iω Стефанъ Воевωда гωсподар Земли Мωлдавскои

Воевода в сюзеренитете означал ставленник, наместник, местный правитель, иногда совмещающий административные и военные функции в городах или определенной административно-территориальной единице и военных формированиях, комплектующихся по территориальному принципу. Господар - титул, который носили преклонёно-поданные вассалы Османской империи.
Валашские кнезаты до турок не имели своей государственности и право на княжество получали от болгарских царей, венгерских королей, киевского князя Мономаха, Галицкого княжества и польского короля, что подтверждают грамоты, хранящиеся в музеях этих стран.
Заложенные в советский период исторические фальсификации молдовенизма активно продолжают использоваться и сейчас, но уже с другим молдо-румынским подтекстом: героизацией запрутских правителей, насаждением их памятников, переименованием исторических названий улиц, сёл и городов в честь румынских деятелей, не имеющих никакое отношения к Буджак-Бессарабии. Спустя 100 лет после румынской оккупации на части Буджак-Бессарабии продолжаются попытки полной румынизации населения путём насаждения румынского языка и истории. Известно, что до румынской оккупации 1918 г. никогда не возникал вопрос о том, на каком языке говорят её жители. Только после колонизации и румынизации Буджак-Бессарабии, и периода советского молдовенизма молдо-румыны стали задавать вопрос: «Если ты живёшь в Молдове, почему не знаешь молдавский язык»? Румынизации и колонизации привела к тому, что многие сёла коренных жителей Буджак-Бессарабии русин-руснаков в Додюшанском, Бричанском и Окницком р-ах были полностью молдавенезированы. В Бессарабском р-не в с. Башкалия, где все жители имеют исключительно болгарские фамилии: Атанасов, Драгнев, Дьяков, Златов, Михайлов, Попов, Тарлев... за сто лет румынизации полностью утратили свою болгарскую идентичность и в графе национальность записываются, как молдаване.


Фальсификация истории Буджак-Бессарабии стала основным занятием молдо-румынских «учёных». Усиленно продвигаемые мифы являются базой и основой, как унионистов, так и молдовенистов, которые в принципе, ни чем между собой не отличаются и имеют одни и те же цели, идут параллельно, продвигая доминирование и господство молдо-румын в Буджак-Бессарабии. Насаждаемый молдо-румынизм явился причиной похода, вооруженных арматурой волонтёров-националистов в октябре 1990 г., в районы компактного проживания гагаузов. Принятая Кишинёвом государственная символика (флаг, герб, гимн) была унифицирована с государственными символами Румынии. Принятие символики проходило при отсутствии кворума, унионисты нагло использовали контроль над Президиумом Верховного Совета, сфальсифицировав результаты голосования. Герб РМ, по существу, повторяет герб Кишинева в период румынской оккупации. Ни в Приднестровье, ни в Гагаузии эту символику не признали. После массового запугивания и избиения толпой националистов двадцати депутатов у выхода из Верховного Совета, вопреки воле 98,3% населения, проголосовавшего на референдуме в марте 1991г., за сохранение Советского Союза, в августе 1991г. Кишинёвом была принята Декларация о независимости РМ, как пролог к объединению с Румынией. Из 368 депутатов  90 отказались даже присутствовать на этом заседании. Двадцать лет спустя, при погроме парламента националистами, эту декларацию сожгли. В марте 1992 г. Кишинёв развязал вооруженный конфликт в Приднестровье, который продолжался до августа 1992г. От присоединения к Румынии по сценарию Сфатул Цэрий 1918 г. Буджак-Бессарабию спасло создание Гагаузской Республики и ПМР. Совсем не случайно РумПЦ канонизировала Штефана III в разгар войны с Приднестровьем в 1992 г., а следующие 25 лет отправляла в Кишинёв тонны молдо-румынской литературы. Ложь - царица молдавской политики. Происходит, так называемое, «конструирование исторической политики», - грубое вмешательство действующей власти в понимание исторического процесса. В этом плане показательна история немецкого поселения Кизил, основанного в 1909 г., которое после войны стало колхозом «Победа», затем переросло в районный центр пгт. Суворово. А в 1991 г., на волне разгула молдо-румынского национализма, городу сменили название на Штефан Водэ, а в 1995 г. там установлен памятник Штефану III.
Неподалеку от ворот города Кишинева появился «исторический памятник XVII века» - деревянная молдавская церковь, в которой нет ни одного древнего бревна... Этот «исторический памятник» построен в 2011г. и имеет примерно такое же отношение к истории, как например, развлекательный парк Орхей Лэнд.

Фальсификаторы старались максимально придать сооружению древний вид, но горожане, которые наблюдали за строительством «древней церкви» из новых брёвен с нехарактерным для православных храмов куполом, быстро распознали подлог. Звонница с латиницей на колоколах и часовня с прочей бутафорией достраивались в 2018 г. Этот «исторический» подлог имеет непосредственное отношение к фальсификации истории Буджак-Бессарабии. Искажение истории Бессарабии очевидно, а для легитимации молдовенизма отсутствуют необходимые доказательства. Отсюда и усилия по созданию подобных фальш-скансеров, с целью протащить как можно больше лже-фактов в отношении «Великой Молдовы», которую молдовенисты не в состоянии покрыть реальными фактами. Расчёт на то, что многократно повторяемая ложь может для кого-то стать правдой.
За последние двадцать пять лет Кишинёв проделал колоссальную чистку архивных документов, было изъято все, что могло бы бросить тень на идею «Великой Молдовы». Историю переписывали тотально, даже памятники не остались не тронутыми.

Так в 1966 г. в Кишинёве (сектор Рышкановка) у кинотеатра Шипка, на месте бывшего Скакового поля, был установлен обелиск Болгарским ополченцам. Именно здесь 12 апреля 1877 г. перед отправкой на Балканы состоялся парад русских войск и ополченцев из числа болгар и гагаузов, населявших Бессарабию и Таврию. Сегодня площадь Болгарских ополченцев уже не значится на картах Кишинева, нет там уже и кинотеатра Шипка. В настоящее время этот исторический памятник находится в крайне запущенном, аварийном состоянии. Изначально на обелиске была надпись: «Дружинам болгарских ополченцев, сформированным в Кишиневе в 1876-1878 гг. и доблестно сражавшимся вместе с русской армией за освобождение Болгарии от османского ига». Двадцать шесть лет эту надпись никто не трогал, но на волне молдо-румынского национализма табличку с надписью разбили и заменили. Сейчас на треснутой в двух местах гранитной табличке написано, что обелиск установлен в честь болгарских ополченцев, которые вместе с русской и... румынской армией боролись за освобождение Болгарии от турецкого ига. Это как надо изощряться в фальсификации, чтобы наряду с болгарскими ополченцами, записавшимися в поход против Османских угнетателей, поставить ещё и армию Румынии, которой, как известно, в Кишиневе не было, как и не было тогда румынского государства, а Османская империя тогда ещё не называлась Турцией. Кнезаты Валахия и Молдова получили независимость от Османской империи только в мае 1878 г.
Смешно читать диссертации по топонимии, где авторы изощряясь, пытаются подать булгарские, кыпчакские, узо (огузские) названия городов и сёл Буджак-Бессарабии, как образованные от запрутского романизированного населения: Юшшшеу-Юзшенеу-Кишинэу... Доктор истории Иван Грек в своей работе «Бессарабия: факты истории и их фальсификация (исторический и политический анализ)» убедительно доказал, что Буджак-Бессарабия никогда не была территорией этногенеза валахов и молдаван, но Бухарест и Кишинев интерпретируют некоторые исторические факты или их подобие как доказательство принадлежности Бессарабии к запрутской Молдове. Чтобы их претензии на юго-западные районы Бессарабии выглядели правдоподобными, молдо-румыны акцентируют внимание на факте ее включения в конце XIV в. в состав кнезата Молдова под названием Басарабия, считая, что это название указывает на то, что междуречье Днестра и Прута якобы входило во владения валашского воеводы Басараба, правившего тогда Валахией. Вот только не понятно, какое может иметь отношение Валахия к Бессарабии, с которой она даже не граничит. По данным «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», в XVI-XVII веках Басарабией называли только часть нынешней Румынии и владения Басараба находились в Валахии довольно далеко от Бессарабии».
Одним из главных аргументов молдо-румынских историков на право называть Буджак-Бессарабию Молдовой - это ссылки на владения, переселившихся из-за Прута валашских, молдавских и трансильванских бояр, незаконно захвативших с помощью губернатора Скарлат Стурдзы 1812-1813 г., тысячи гектаров казённых земель.
Археологические раскопки на территории Буджак-Бессарабии, будь то в столице, или в любом селе, независимо от найденных артефактов, официальным Кишинёвом однозначно трактуются как доказательство древнего присутствия молдо-румын! При том, что в реальности Буджак-Бессарабия была заселена переселенцами из-за Прута в 1812 г., а частью запрутской Молдовы была только в период её оккупации боярской Румынией. В многочисленных трудах, которые массово издаются в Кишинёве и Бухаресте, искать правду о Буджак-Бессарабии бесполезно. Румынизация Буджак-Бессарабии имеет те же признаки колонизации, что и албанизация сербского Косово. На этом фоне, например, очень показательно отношение к памяти попечителя Бессарабских переселенцев генералу И.Н. Инзову. В Кишинёве нет никакой памяти этому удивительному человеку, благодаря которому в край Бессарабии устремились тысячи молдаван из-за Прута, спасаясь от своего продажного боярства и османского ига. В то время, как в украинской части Бессарабии в городе Болград, стоит памятник в честь этой выдающейся личности, ежегодно проводятся торжественные мероприятия, а в центральном Соборе - панихида. Его прах покоится в Болграде в церкви святителя Митрофания, который изображен на гербе города.


powered by social2s

в социальных сетях