Хан (Каан) Крум с войсками перед походом. (Худ. Димитр Гюдженов)

Процесс сближения тюрко-булгар и славян носил естественно-исторический характер. В условиях, в которых оказались в Западном Причерноморье протоболгары и сохранение ими кочевого хозяйственного уклада, оказалось бесперспективным. Здесь не было обширных степных просторов, свободные перегоны скота были ограничены, поскольку значительные площади земель были освоены земледельческим населением. Находясь в тесном общении со славянами, протоболгары стали переходить к оседлому образу жизни, оседая на славянских поселениях.

Протоболгары перенимали у славян не только атрибуты оседлого земледельческого уклада, но и многие элементы быта и духовной культуры. Как уже отмечалось, доля тюркского элемента, по сравнению со славянским, была незначительной, а по мере расширения Болгарского государства, за счет присоединения новых славянских земель, постепенно уменьшалась. К тому же булгары-тюрки оказались рассеянными на широкой территории, и славянская среда все более и более активно поглощала их. Славянам не было необходимости осваивать тюркский язык. Их непосредственными администраторами были князья из славянской среды, а во главе воинских формирований стояли военачальники-славяне. В таких условиях проникновение тюркского элемента в славянские диалекты было весьма незначительным. Славянами был усвоен лишь минимум тюркско-булгарских лексем, касающихся в основном титулатуры должностных лиц, некоторые воинские термины, наименования специфических бытовых предметов и слов, выражающих основы счета и понятия времени.

На территории совместного проживания славян и протоболгар в начале VIII в. складывается единая археологическая культура, расцвет которой приходится на начало IX в. Ядром ее стали земли Западного Причерноморья между поречьем Дуная и Балканскими горами. Отсюда эта культура распространилась на левый берег Дуная вплоть до южных регионов Прутско-Днестровского междуречья (Буджак). Источники хранят молчание о судьбе приднестровского региона в VIII в. Известно, что в начале IX столетия при Хане (Каане) Муртаге (814-831), булгары между 818 и 824 годами захватили владения хазар от Днестра до Днепра. На территории Буджакской степи археологи обнаружили могилы средневековых кочевников X в. Так, недалеко от с. Холмское Арцизского района Одесской области Украины обнаружена могила уза ( огуза). Могила воина-печенега начала XI в. была обнаружена археологами возле с. Зернешты Кагульского района. История булгар, кыпчаков со времён Хана (Каана) Кубрата была неразрывно связана с Византией. О том, что в Буджаке во время кыпчако-куманского господства вели торговлю греческие купцы, свидетельствует житие св. Иоанна Сочавского. Кыпчаки, печенеги, куманы, узы (огузы) владели в Буджаке г. Рени (грек. Эриень), г. Килия (грек. Хиллия), г. Белгородом-Аккерман (грек. Ак-Либо) и дозволили вести в крае торговлю греческим купцам. Перейдя на оседлый образ жизни, древние тюрки-булгары, кыпчаки, узы (огузы) обитали в двух жилищах - летнем «язлык» и зимнем «кышла»-«кышлак».
Основным типом поселений этого периода были селища, располагавшиеся обычно среди плодородных участков на склонах речных долин. Жилища были прямоугольные полуземляночные постройки срубной или плетнево-столбовой конструкции, с двускатными крышами, продолжавшие традиции славянского домостроения.

Отапливались они преимущественно печами, сложенными из камней или глины, в сравнительно немногих домах имелись очаги. Интерьер жилищ типично славянский, только в единичных случаях отопительные сооружения размещались в середине построек. Возле жилых построек нередки отдельно поставленные глиняные хлебные печи и хозяйственные ямы. Постепенно дома начинают строить из дубовых или сосновых брёвен в виде сруба. Как правило, люди одной профессии селились по соседству, мастера жили вблизи своих мастерских. Так возникали слободы гончаров, кожевников, кузнецов и т. д. У занимавшихся земледелием булгар почти в каждом хозяйстве были погреба (обшитые досками зерновые ямы) и ручные мельницы. Хлеб и другие мучные изделия они пекли сами. Археологи находят на раскопках булгарских селений следы полукруглых печей, в которых готовили еду и которыми обогревали жилище.
Элементы славянизации протоболгар проявляются уже в конце VIII в. Как показал В. Бешевлиев, тюркские надписи этого времени при передаче антропонимов, топонимов и должностной номенклатуры обнаруживают славянское языковое влияние. Разграничение булгар-тюрок и славян присутствует в надписях VIII- начала IX в. Позднее термин «болгары» стал уже ассоциироваться со всем населением Болгарского государства. Становление в Западном Причерноморье, между поречьем Дуная и Балканскими горами единой археологической культуры IX-X вв., несомненно, отражает процесс формирования болгарского этноса. Протоболгары, многократно уступавшие по численности оседлому населению, стали приспосабливаться к новому для них хозяйственно-культурному укладу, идентичному славянскому, и постепенно ассимилировались. В этот период ханы (кааны) булгар пользовались услугами греков, для ведения своей летописи. Греческое письмо было приспособлено для записи булгарского языка в Булгарском ханстве. Известно 15 надписей и фрагментов надписей на тюркско-булгарском языке греческими буквами. Так, в законоположениях, изданных Ханом (Кааном) Крумом (803–814 гг.), никаких различий по этническому признаку уже не делается. В составе ханской администрации уже присутствуют славяне, и роль их постепенно возрастала. Среди приближенных хана (каана) находились лица со славянскими именами. Если раньше византийские авторы употребляли термин «булгары» в двух значениях (им обозначались и протоболгары, и население булгарского государства), то теперь он стал однозначным и применялся для всего населения Булгарии (булгары-тюрки при этом никак не вычленялись). С этого времени можно говорить о начальном этапе становления болгарской народности, как одного из этноязыковых образований раннесредневекового славянства. Вскоре славянский (болгарский) язык становится государственным языком Болгарии.

powered by social2s